Кандидаты парламент рассказали о нелегитимности выборов

Своими впечатлениями от прошедших выборов делится специальный корреспондент газеты BONUS и портала ProUfu.ru, кандидат в депутаты Госсобрания – Курултая РБ от партии Справедливая Россия Рамиль Рахматов.

Последние две недели избирательной кампании получились не только самыми напряженными, но и интересными. Как-­то само собой некоторые кандидаты решили объединиться для совместных встреч с избирателями. Благо тому способствовали местные власти. Конкуренты оказались вполне симпатичными людьми, и мы на встречах уважительно называли друг друга «коллегами». В программных речах каждого из нас звучали одни и те же проблемы: сельское хозяйство, малый бизнес, оптимизация всего и вся, тренд на экологию. Темы «Кроношпана», магниевого карьера, канализации поселков прозвучали и в глухих деревнях. В общем, 6­8 кандидатов работали в одной связке с главным призывом прийти на выборы и проголосовать честно. Призыв к честным выборам звучал и в адрес членов комиссий, но уже тогда оптимизма по этому поводу не прибавлялось. Все мы понимали, что административный ресурс полностью работает на кандидатов от «партии власти». А они, кстати, не согласились проводить совместные встречи с избирателями. Несмотря на то что «Единая Россия» агитировала настолько активно, что даже часто нарушала закон, ни в одном селе мы не услышали ни слова от жителей в поддержку этой партии.

Если ты идешь на выборы не от власти, то приходится рассчитывать только лишь на свой ресурс. Поэтому с этими же кандидатами мы договорились разделить контроль на участках. Мне достался Архангельский район. Распределив с утра наблюдателей по крупным участкам, я как кандидат поехал на объезд комиссий. На первом же участке в с. Красный Зилим обратил внимание, что количество избирателей – чуть более 400 человек, подано заявок на голосование на дому – почти 200 штук, при этом прием заявок еще не завершен! Получается, что в деревне каждый второй – инвалид или немощный? Ан нет: в комиссии это объяснили тем, что если не приехать к людям в дом, они просто не придут на выборы. Но, во-­первых, законом четко оговорены условия голосования на дому – это болезнь или невозможность передвигаться. Во-­вторых, как позже сообщали местные жители, дома на глазах членов комиссии и председателя сельсовета просто невозможно проголосовать свободно. Посудите сами: можно ли верить итогам выборов на этом участке при реальной явке на участок чуть более ста человек, по подсчетам моего наблюдателя, и более двухсот на выезде? Точно такая же ситуация была обнаружена в селе Абзаново и многих других. Кое-­где члены комиссии выезжали на голосование с водочкой. Таким образом, выездное голосование – это первая схема для фальсификаций выборов. Но мое требование устранить данное нарушение территориальная избирательная комиссия (ТИК) удовлетворить отказалась.

Примерно к десяти утра после первого объезда стала вырисовываться картина, кто в реальности руководит процессом на избирательных участках: это оказались различные замы и начальники отделов администрации района, которые оформились членами комиссий от партии «Единая Россия» с правом совещательного голоса. ТИК, местные комиссии и самих чиновников совсем не смущало несоответствие закону о государственной и муниципальной службе. Например, первый замглавы Вазих Мулюков приехал на участок в селе Тавакачево на служебной «Волге» и уже на подходе к участку контролировал ситуацию. Как рассказал один из дежуривших полицейских, господин чиновник отлавливал на подходе избирателей и что­-то им говорил. В деревне Узунларово такой же чиновник откровенно агитировал на участке за партию власти. Может быть, горожане и не обращали бы внимания на такие рекомендации, но на селе люди ощущают давление власти в иной мере. То есть местные князьки на участках – это вторая схема подтягивания нужного результата.

По данным фактам мною было написано два заявления в отдел полиции о подготовке фальсификаций. После обеда я предложил председателю ТИК «забыть» о заявлениях, чтобы не портить жизнь простым членам комиссий на местах в обмен на нормальный подсчет голосов. В ответ он лишь назвал мне проценты, которые получат те или иные партии. Вопрос: откуда он знал?

В это же время поступил сигнал с одного из участков в селе Архангельском, что в школьной библиотеке хранятся неучтенные бюллетени. К сожалению, две попытки попасть в библиотеку и зафиксировать подготовку к вбросу нам не удались. Однако со всей очевидностью стало ясно, что в процесс фальсификаций, как обычно, вовлечена сельская интеллигенция – учителя. Оптимизация, низкие зарплаты еще не выбили из учителей внутреннего раба. Они готовы сделать все, что им прикажут. А ведь мы доверяем им своих детей!

Ко времени подсчета голосов мне стало понятно, что тотальный контроль начальных цифр с утра не позволил махинаторам от выборов завысить явку. Но итоги голосования все равно очень смутили. Оказалось так, что участки, на которых не было моих наблюдателей, дали чуть ли не больше голосов, чем те, на которых они были. Тотальное нарушение было совершено уже после подсчета голосов в ТИКе Архангельского района. Основная масса выборных документов с участков в район приехала в незакрытых и неопечатанных мешках. То есть по дороге с ними могло случиться что угодно. Отметим, что данное нарушение по закону вообще служит поводом для отмены итогов выборов в этом районе, тем более когда председатели комиссий тут же шлепали печати и росписи. В этот момент я вообще подумал, что попал в край непуганых идиотов, но остановился на версии тотального страха перед районной властью.

Подводя некий итог, могу со всем убеждением утверждать, что уровень беспредела на выборах 8 сентября зашкаливал. Далеко не все факты нарушений здесь изложены. Но все нарушения были зафиксированы на видео нашей командой. Затем были составлены акты, жалобы и заявления в правоохранительные органы. Членам комиссий из сел Архангельское, Тавакачево еще предстоит объясняться в Следственном комитете РФ. Участие чиновников в процессе выборов будет персонально обжаловаться мною в прокуратуре. Суд же поставит точку в вопросе признания или непризнания выборов.

Другой момент состоит в том, что республиканская власть научилась творить беззаконие руками маленьких людей, и ее система выстроена на самозащиту. Поэтому будут ли реально наказаны те люди, которые украли у нас голоса, – далеко не факт. Сейчас важно, чтобы каждый гражданин понимал, кто украл его голос на выборах, фальсификаторы на всех уровнях не могли сидеть в своих креслах спокойно, а учителя из комиссий – без стыда входить в свои классы.